Беседа с Абдуллой Ниршей

السلام عليكم ورحمة الله وبركاته

ниршаКраткая биографическая справка

Нирша Абдуллах (Владимир) Михайлович — профессиональный переводчик исламской литературы, кандидат философских наук.
Родился 5 февраля 1952 года в Ереване. В 1976 году с отличием окончил арабское отделение восточного факультета Ташкентского государственного университета. По окончании Университета был направлен в Ливию, где проработал в качестве военного переводчика пять лет. После работы в Ливии — научный сотрудник Ташкентского института востоковедения им. Бируни. В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию по истории философии на тему «Мировоззрение Абу Хафса Шихабуддина ас-Сухраварди». В это же время начинает публиковать первые переводы хадисов на русский язык в литературно-художественном журнале «Звезда Востока» (Ташкент). В 1993 году переехал в Москву. 6 сентября 1993 года принял ислам. Впервые перевёл на русский язык хадисы из «Сахиха» аль-Бухари («Звезда Востока», 1992; «Наука и религия» 1994-95 гг.) и сборника «Сады праведных» ан-Навави («Наука и религия» 1997-99 гг.). С 1997- 2002 главный переводчик в благотворительном фонде «Ибрахим». Затем работал в представительстве министерства по делам ислама Саудовской Аравии в Москве. С 2001 года переводчик ИД «Умма». Автор многочисленных переводов исламской литературы на русский язык, в том числе: «Краткое изложение Сахиха аль-Бухари», полный «Сахих» Муслима, «Мухтасар Сахих Муслим», «Сады праведных» ан-Навави, «Сорок хадисов» ан-Навави, «Рассказы о пророках» Ибн Касира, «Личность мусульманина» аль-Хашими, «Крепость мусульманина» аль-Кахтани и многие др.

— Уважаемый Абдуллах, позвольте начать нашу беседу с вопроса наших дорогих читателей. Мансур спрашивает: «Что Всевышний Аллах сделал причиной принятия вами религии Истины?» Схожий вопрос задаёт Саад: «Есть ли какой-либо аят или хадис, который произвёл революцию в вашем сознании и послужил причиной прихода в Ислам?»
— Нет, про революцию в сознании я не стал бы говорить. Здесь будет правильнее говорить об эволюции.

Все предопределено Аллахом, и каждому человеку что-то написано на роду. Я рано научился читать и очень сильно увлёкся сказками народов Востока. Это были мои первые книги. Они мне запали в душу, и я всё больше и больше читал. Когда мне исполнилось лет тринадцать, я прочитал Коран в переводе Крачковского. Кроме того, я читал книги по истории арабского Халифата, и поэтому имел кое-какие представления об этом. Таким образом, мир Востока меня притягивал с детства.

В школе я в основном интересовался физикой и математикой, участвовал в разных олимпиадах. Учил английский, но, как говорится, звёзд с неба не хватал. Получив среднее образование, в 1969 году поступал в МФТИ, но не прошёл. В 1970 году сдавал экзамены в МИФИ – не хватило одного балла. Затем я поехал поступать на физмат Ленинградского госуниверситета. Сдавал экзамены и жил в общежитии в Петергофе, где случайно встретился с будущим президентом независимого Азербайджана Абульфазом Эльчибеем. Он привёз на экскурсию группу своих студентов. Во время вечерней прогулки около общежития в Старом Петергофе я с ним познакомился, и у нас завязалась довольно продолжительная беседа. Ему понравилось то, что я не только проявляю интерес к Востоку и исламу, но и кое-что знаю по этим вопросам, и он предложил мне приехать в Баку, чтобы поступить в Университет для изучения арабского языка, пообещав свою помощь. Однако выяснилось, что обучение там проводилось только на азербайджанском языке, и я отказался, а сейчас немного жалею. Думаю, что если уж я смог осилить арабский язык, то удалось бы выучить и азербайджанский, ведь ещё один язык никогда не помешает. В результате я принял решение переждать год и попробовать поступить на восточный факультет. В том же году я поступил на физмат Педагогического института в Кишиневе и проучился там первый семестр. Несмотря на мою любовь к математике, никакого интереса учёба у меня не вызывала. В начале 1971 года я бросил учёбу в Кишиневе и устроился на работу, чтобы заработать немного денег на дорогу, поскольку жили мы тогда бедно. Работа позволила мне нанять хорошего репетитора по английскому. Короче говоря, летом я поехал в Узбекистан и поступил на арабское отделение Восточного факультета Ташкентского Университета.

— Почему вы выбрали для изучения именно арабский язык, а не персидский или турецкий?
— Потому что я хотел изучать ислам. Мне это было очень интересно, а для глубокого изучения ислама без знания арабского языка не обойтись.

— Насколько сильна была советская востоковедческая школа?
— Было много выдающихся учёных, но если говорить об изучении ислама, как и любой другой религии, положение, по понятным причинам, было, мягко говоря, неудовлетворительным. Достаточно сказать, что в некоторых трудах пророки авраамических религий, в том числе Мухаммад и Иса, мир им обоим, объявлялись мифическими фигурами. Что же касается языковой подготовки во время моей учёбы, то я бы поставил большой плюс азербайджанцам, бакинской школе арабистики. Неплохих переводчиков готовили в Ташкенте. Особняком стоял восточный факультет Ленинградского госуниверситета, где была сильная профессура и можно было получить очень серьёзную теоретическую подготовку, чего не хватало в Ташкенте.

— Какую роль в плане изучения арабского языка сыграла ваша работа в Ливии?
— После окончания ВУЗа меня призвали в армию в качестве военного переводчика, а через некоторое время послали в длительную командировку в Ливию. Там мне приходилось работать с техническими текстами и после возвращения в СССР мне эти знания не пригодились. Вернувшись, я поступил на работу в Ташкентский институт востоковедения, писал диссертацию и занимался изучением хадисов, то есть занимался совсем другими вещами.

— Испытали ли вы языковой шок? Одно дело изучать классический арабский язык в ВУЗе, а другое дело — вживую общаться с носителями языка.
— Особого шока я не испытал. Конечно, попади я сразу в воинскую часть, где пришлось бы работать с носителями диалекта, которые, к тому же, не могли отличить синус от косинуса, было бы очень и очень не просто, поскольку во время учёбы в университете контактов с арабами у меня не было. Мы занимались языком по учебникам, много работали со словарями, но языковой практики не имели. Все арабы говорят, что их диалект ближе всего к литературному арабскому языку, но на самом деле каждый диалект отличается от него в очень большой мере, и период адаптации, конечно, необходим. К счастью, до начала моей командировки, я 6 месяцев служил в учебном Центре по подготовке иностранных военных специалистов. Там действительно пришлось очень тяжело, особенно первые полтора месяца: военная терминология, новая обстановка, неизвестная доселе среда. В Ливии было уже легче, хотя пришлось иметь дело с другим диалектом арабского языка. Но всё равно первые два года в качестве военного переводчика было нелегко. Приходилось очень много переводить, иногда по 10 часов в сутки. Моя супруга мне даже как-то сказала: «Знаешь, а ты уже по-русски стал говорить с акцентом».

— Что подвигло вас заняться переводами хадисов в конце восьмидесятых годов прошлого века?
— Дело было так: в 1989 году, когда я ещё не был мусульманином, мне в голову пришла мысль, что отсутствие переводов хадисов на русский язык есть нечто ненормальное, и я решил заняться этим, но уже скоро понял, что для перевода таких текстов необходима специальная подготовка. Решалась эта проблема путём самообразования с помощью всех, кто мог мне что-то подсказать, помочь, объяснить. Я их сильно «мучил» своими вопросами на протяжении нескольких лет. Расскажу вам один интересный случай, который ярко характеризует то непростое время. В 1990 году, переведя несколько десятков страниц и готовясь к их публикации в журнале «Звезда Востока», я пришёл к тогдашнему муфтию Узбекистана Мухаммад-Садыку Мухаммад-Юсуфу. Во время встречи я сказал ему, что у меня есть желание переводить хадисы и попросил его написать письмо, в котором он отразил бы свою точку зрения по этому вопросу. Он написал, что перевод хадисов — полезное дело и пожелал успехов, и это письмо до сих пор хранится у меня. С одной стороны, в то время интерес к религии, мягко говоря, не поощрялся, а с другой, речь шла о переводе части «Сахиха» аль-Бухари, памятника, имеющего мировое значение. Это письмо послужило чем-то вроде рекомендации и мне, и журналу, редактор которого не хотел никаких проблем с властями.

— В этой связи наш читатель Умар Магомедов спрашивает: «Какую книгу должен пройти тот, кто изучает арабский язык, чтобы понимать хадисы пророка, мир ему и благословение Аллаха? Возможно ли самому изучить такую книгу без учителя?»

— Думаю, что без учителя это вряд ли получится, а если и получится, то уйдёт слишком много времени. Убеждён, что учитель должен быть, даже если искатель знания обладает большими способностями и трудолюбием. Что касается выбора книги, то одной тут не обойдёшься.

— Иными словами, нужно ехать в арабскую страну и учиться у шейха?
— Необязательно ехать в арабскую страну. Если учитель найдётся там, где человек живёт, это тоже даст результат. Есть ведь люди, которые являются компетентными в области арабского языка и религии, но не живут в арабской стране. Главное здесь состоит в том, что на пути самостоятельно изучения религии очень легко заблудиться. Поясню вам на собственном опыте. Иногда встречаешься с каким-то непонятным моментом. Смотришь комментарии к хадису, а в них приводится двадцать разных мнений учёных. Вот здесь человеку трудно, а, может быть, и невозможно, разобраться в вопросе без помощи учителя, обладающего шариатскими знаниями.

— Абу Имран спрашивает: «Что вы посоветуете тем, кто хочет заняться переводом  арабских религиозных текстов, книг, статей, брошюр на русский язык? Или всё же не стоит этим заниматься, а просто нужно читать арабскую религиозную литературу и передать её смысл людям, а иногда, может, и от себя какие-то статьи писать?»
— Трудно давать советы по таким вопросам. Если человек достаточно хорошо знает оба языка и хочет переводить, например, с арабского на русский, то, как говорится, Бог в помощь. К сожалению, это не у всех получается. Я могу судить по отдельным книгам и отрывкам из переводов текстов, которые размещены в интернете и которые я сам переводил, но в другом изложении. Я вижу, что зачастую (но не всегда) человек в принципе понимает то, что переводит, но из-за плохого владения русским языком получается либо курьёз, либо искажение смысла. Поэтому недостаточно просто хорошо знать арабский язык. Необходимо знать и чувствовать русский язык, что чрезвычайно важно. Решение заняться переводом хадисов было с моей стороны довольно дерзким шагом, так как в то время я не осознавал всю сложность задачи. Сейчас, через 25 лет, я понимаю это очень хорошо. Если человек прекрасно знает оба языка, то да поможет ему Аллах. Если же он знает язык, но не может грамотно изложить мысль в письменной форме, то, возможно, полезнее было бы доносить до людей шариатское знание устно.

— Может ли человек стать хорошим письменным переводчиком исламской литературы, не имея особых способностей к этому? Или же это дар от Аллаха, который невозможно приобрести?
— Не имея способностей, хороших результатов нельзя добиться ни в чём, но и одних способностей тоже недостаточно. Например, я уже более 20 лет ежедневно работаю минимум по 12 часов. Ничего не хочу сказать, но ведь на это тоже не каждый способен. Здесь речь идёт уже о воле и желании, что помогает преодолевать препятствия.

— А можете ли вы перечислить качества, необходимые переводчику исламской литературы? Ведь многие хотят этим заниматься, задают соответствующие вопросы, спрашивают совета.
— Некоторые мы уже упомянули. Первое — это хорошее знание языка. Второе — терпение и усидчивость. Третье — честный подход к делу. То есть, если тебе что-то неясно, нужно спрашивать, искать ответ. О себе могу сказать следующее: сейчас настало такое время, когда ряд книг, переводившихся 10-15 лет назад, необходимо переработать. Часть этой работы уже сделана. Это не значит, что прежде я подходил к переводческой деятельности нечестно. Нет, просто с течением времени сил становится меньше, а знаний и опыта – больше. Соответственно изменяется и подход к работе.

— Я тоже заметил, что студенты, обучающиеся в арабских странах и занимающиеся переводом исламской литературы, иногда не совсем грамотно излагают мысль на русском языке. В этой связи можно ли посоветовать им побольше читать произведения русских классиков для улучшения качества языка?
— Разумеется, чтение русской классической литературы является огромным подспорьем для переводчиков исламских книг. Во время хаджжа в 1998 году я случайно встретился с мусульманским учёным Мухаммадом Кутбом, ныне покойным (рахима-ху Ллах), и у нас состоялась непродолжительная беседа. Из этого разговора мне запомнилась одна важная деталь. Он сказал мне: «Арабский язык — это очень концентрированный язык». Это в полной мере относится и к хадисам, ведь пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «…мне была дарована [возможность обращаться к людям с] немногочисленными словами, вмещающими в себя много смысла».

— Продолжим лингвистическую тему. Наш читатель Мухаммад Халид спрашивает о методике обучения арабскому языку. Как он справедливо отмечает, наиболее распространены две методики. Разделим их условно на востоковедческую и арабскую. Первая состоит в изучении арабского языка по классическим учебникам Халидова, Шарбатова, Шагаля и других востоковедов, а вторая по арабским учебникам без перевода на русский язык: например, «Аль-арабийа байна йадайк» и т. д. Как вы думаете, какая методика лучше и эффективней?
— Арабская методика мне не знакома, поскольку я учился по учебникам, написанным советскими арабистами, в частности, — по учебнику Халидова. Я считаю, что это очень хорошее учебное пособие. После окончания ВУЗа я подробно ознакомился с «Краткой грамматикой арабского языка» Юшманова. Учебник Шарбатова мне не нравится. Но главное не в том, какой учебник мне нравится, а какой — нет. Я ничего не могу сказать про арабскую методику. Может быть, она лучше, не знаю.

— Мухаммад Халид также задаёт вопрос о том, в каких областях исламских наук пока недостаточно переводной литературы на русском языке?
— Я считаю, что не хватает большого и фундаментального толкования Корана (тафсир). Что касается шести сборников хадисов («Сахихи» аль-Бухари и Муслима, а также «Сунан» Абу Дауда, ат-Тирмизи, ан-Насаи и Ибн Маджи), то хотя бы на ¾ они должны быть переведены. Желательно, конечно, полностью перевести это шестикнижие с соответствующими примечаниями и комментариями. Что касается фикха, то я переводил книгу «Ханафитский фикх в новом обличье» Абд аль-Хамида Махмуда Тахмаза, но, наверное, неплохо было бы перевести какой-то авторитетный труд по шафиитскому мазхабу.

— Сейчас часто задают вопрос: зачем нужно переводить хадисы без комментария конкретного учёного?
— Мне такая постановка вопроса непонятна. Задам встречный вопрос: а почему мы должны опираться на комментарий только одного учёного? На мой взгляд переводчик должен стремиться раскрыть смысл текста хадиса. Приведу конкретный пример. Лучшим комментарием к «Сахиху аль-Бухари» считается «Фатх аль-Бари» Ибн Хаджара, и с этим трудно не согласиться. Но надо учитывать тот факт, что этот комментарий был составлен не для обычного читателя, а для специалистов. Ибн Хаджар, например, жил на рубеже XIV-XV веков, и нам трудно предположить, чтобы его современник, обычный торговец с базара, например, читал такие вещи. Несмотря на огромный объем его комментария, какие-то вещи в нем не освещены, как и в комментарии имама ан-Навави к «Сахиху» Муслима. Я объясняю это тем, что некоторые моменты были очевидны для учёных того времени, и говорить о них не имело смысла. А в наше время появилось много интересных и полезных комментариев, написанных современными учёными. Например, во время работы над полным переводом «Сахиха» Муслима я открыл для себя таких комментаторов, как Урами, Итйуби, Муса Шахин Лашин и некоторых других. Они поясняют некоторые важные и интересные вопросы, которых не касаются Ибн Хаджар или ан-Навави. За основу нужно брать Ибн Хаджара, но если в работе будут использовать комментарии других учёных, это принесёт только пользу.

— Люди часто задают следующий вопрос: как переводчик, не имеющий специального религиозного образования, может переводить такие тексты?
— Жизнь сложилась так, что получить специальное образование образование я не мог, но самообразование – тоже образование. Приступив к переводу хадисов, я консультировался не с востоковедами, а с выпускниками исламских ВУЗов: аль-Азхара, Мединского Университета и других. С первых дней я поддерживал тесный контакт с людьми, имевшими теологическое образование. Например, в 80-е гг. в Ташкентском институте востоковедения работал учёный-арабист, доктор филологических наук, бывший председатель Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана, муфтий Шамсиддин Бабаханов, сын известного узбекского богослова Зияуддина Бабаханова. Он был одним из моих первых консультантов. Затем, работая в фонде «Ибрахим», я тесно общался с выпускниками авторитетных исламских ВУЗов Мекки, Медины и Каира. Сейчас все мои переводы проходят проверку у нашего замечательного канонического редактора Магомеда Евлоева, который уже много лет живёт и учится в Египте у авторитетных шейхов. Мы находимся с ним в постоянном контакте, плодотворно сотрудничаем, и поэтому за правильность переводов читатели могут быть спокойны.

— Наш читатель, которого зовут Замирбек, спрашивает: «Читал в интернете, что Абдуллах Нирша перевёл «Сахихи» имамов Муслима и аль-Бухари (новые переводы с обширными комментариями). Когда они появятся на свет? Нельзя ли разместить электронный вариант на сайте?»
— Если бы каждый спрашивающий присылал издателю по 100 долларов, то, может быть, его бы уже напечатали. Это, конечно, шутка, но в каждой шутке есть доля правды, поскольку, помимо всего прочего, издание, к примеру, 6-томного «Сахиха» Муслима стоит немалых денег. Что касается электронной версии, то она не может просто так появиться. Многие пользователи привыкли скачивать что попало. Есть книги хороших авторов, хороших переводчиков, в хорошем качестве. Но электронная версия также должна соответствовать высокому уровню печатного издания: её следует весьма тщательно проверить. Чтобы сделать электронную версию книги, издательство должно подготовить печатную версию и только потом делать из неё электронную. Это тоже отнимает немало сил, времени и денег. А когда всё это будет сделано, лучше спросить издателя.

— Мади спрашивает: “Какие переводы готовятся в ближайшее время?”
— Не хочу подробно говорить о своих планах, чтобы не сглазить, поэтому отвечу кратко: сейчас осуществляется переработка «Краткого изложения Сахиха аль-Бухари» (Мухтасар). Я очень надеюсь, что Аллах облегчит мне работу над новым изданием, и это займет не слишком много времени. Ин шаа-Ллах, после этого хочу заняться переводом полного «Сахиха» аль-Бухари. Таким образом, сейчас главная задача состоит в завершении работы над краткой и полной версиями «Сахиха» аль-Бухари, что же касается Муслима, то обе версии уже готовы.

— В продолжение темы “Сахихов”. Наш читатель Али спрашивает: “Нет ли в планах перевод комментария Ибн Хаджара к “Сахиху” Бухари?

— Мне часто задают этот вопрос. Это продолжение того, о чем мы уже говорили: желания много, а времени мало. Давайте будем реально оценивать наши возможности. Вот сейчас я смотрю на 14-томное арабское издание «Фатх аль-Бари». На русском языке это будет 35-40 томов. Даже если перевести весь комментарий на русский язык, кто возьмётся за такую публикацию? При переводе полного «Сахиха» аль-Бухари, буду, ин шаа Ллах, использовать в том числе и «Фатх аль-Бари», но перевести полностью этот выдающийся труд не получится. Пусть читатели (не все, конечно) ставят себе цель выучить арабский язык, обучить ему своих детей, чтобы получать религиозные знания и читать в оригинале. Кроме того, в этом комментарии есть масса вещей, касающихся, например, тонкостей иснадов, которые могут представлять интерес для знатоков хадисов, но не для обычных читателей.

— Кстати, об обычных читателях. Задам вам оставшиеся вопросы, которые мы от них получили. Бурхан задаёт вам вопрос, которым, наверное, задавались и многие другие люди: «Чем обычные читатели могут помочь вам в вашем деле?»
— Прежде всего обращением с мольбами к Аллаху за нас. Кто может и хочет оказать издательству материальную помощь, пусть поможет и внесёт свой вклад в это благое дело.

— Салим спрашивает: «Какие книги вы посоветовали бы прочитать в первую очередь?» Видимо, он имеет в виду исламскую литературу.
— Из того, что доступно русскоязычному читателю, наверное, толкования Корана и хадисы с комментариями, ведь это же основа основ. Также рекомендовал бы читать книги по исламской истории.

— Абу Абдуллах спрашивает: «Есть ли у вас какие-либо критерии отбора книг для переводов?»
— Критерий один: чем ближе к основам, тем лучше, чем значительнее книга, тем лучше. Иными словами – это Коран и хадисы. Пока я занимаюсь переводами хадисов. Ин шаа Ллах, может быть, займусь переводами и других важных трудов.

— Хузейфа спрашивает вас как человека, который перевёл очень много книг по исламу: «Была ли такая книга, которую было сложнее всего перевести на русский язык?»

— Я бы ответил так: любая книга трудна для перевода. В прежние времена было больше сил и меньше знаний, а сейчас — наоборот. Сначала было трудно, но и сейчас не легче. Ну, сами посудите, дорогие читатели, сидеть перед компьютером каждый день по 12 часов трудно или нет? Просто сидеть на стуле на протяжении 12 часов — уже трудно, а сидеть перед компьютером и не падать от усталости — ещё труднее (смеётся). При этом у переводчика должно быть творческое вдохновение, он должен быть постоянно в тонусе. Иногда успеваешь перевести много страниц за целый день, а иногда смотришь на свой перевод и думаешь: «Вот здесь не хватает пояснения, это выражение требует корректировки и т. д.».

— А как вы выходите из трудных ситуаций, особенно когда в тексте содержатся редкие слова, сложные устойчивые обороты? К каким источникам вы обращаетесь в первую очередь?
— Лучшим источником я считаю труд выдающегося арабского учёного и лингвиста Ибн аль-Асира «ан-Нихая фи гариб аль-хадис», который считается классикой жанра. Но это вовсе не означает, что, посмотрев в этот словарь, одно слово можно просто заменить на другое. Нет, перевод хадисов очень часто требует либо дополнений по смыслу в квадратных скобках (здесь я опираюсь на комментарии), либо более или менее подробной сноски, поясняющей смысл сказанного. Иначе нельзя.

— Абдуллах, в этой связи я хотел бы поделиться с вами своим наблюдением. У меня сложилось впечатление, что люди, которые сегодня занимаются переводом исламской литературы на любительском уровне, игнорируют толковые словари русского языка. Насколько важна роль таких словарей для переводчика исламской литературы?
— Конечно, это важно. Не понимаю, как вообще можно обойтись без толковых словарей или словарей синонимов? Тем более, повторюсь, что пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «…мне была дарована [возможность обращаться к людям с] немногочисленными словами, вмещающими в себя много смысла». Поэтому каждая его мысль, выраженная в немногочисленных словах, должна быть максимально точно передана на русском языке, нужно подобрать ёмкое слово, выражение, не исказив смысл слов посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. А это как раз самое трудное. Поэтому важны не только толковые словари арабского языка, но и русского тоже! К сожалению, многие люди вообще перестали читать книги, довольствуясь интернетом. В результате они скоро разучатся грамотно говорить по-русски, а ведь русский язык очень богат. Опять-таки приведу пример из своей переводческой практики. В толковом словаре Даля я, можно сказать, “откопал” слово, которое мне очень понравилось. Корректор попытался доказать мне, что нет такого слова в русском языке, а я объяснил ему, что есть и отправил на консультацию к Далю. Вам интересно, что это за слово? “Удоволен”. Оно прекрасно подходит к переводу одного хадиса, в котором сказано: «Преуспеет тот, кто примет ислам, получит в удел то, чего для него будет достаточно, и будет удоволен Аллахом тем, что Он дарует ему». То есть, если бы я не “открыл” для себя это, пришлось бы переводить хадис, используя два-три лишних слова. Поэтому я рекомендовал бы переводчикам как можно чаще обращаться к толковым словарям Даля или Ожегова. Словарь Ожегова – более современный вариант, а у Даля есть немало слов, которые не знакомы даже образованным людям. Многие реалии прежних времён исчезли, а вместе с ними “умерли” и слова, описывающие эти реалии. Мы не должны увлекаться архаизмами, и, переводя средневековые литературные памятники, употреблять слова “аз есмь”, “паки” или “житие”, но некоторые вышедшие из употребления слова, включённые в словарь Даля, вполне можно использовать и сегодня.

— После ваших слов читатели, думается, лучше представляют себе те трудности, с которыми приходится сталкиваться переводчикам, особенно исламской литературы, ведь на вас лежит огромная ответственность перед Аллахом и обществом. Поэтому поделитесь, пожалуйста, своими ощущениями от законченной работы. Что вы чувствуете, когда завершён перевод очередной книги?
— Я чувствую, что она не закончена: надо ещё поработать над ней и внести поправки (улыбается). Кто-то (не помню, кто) сказал, что нет такой книги, завершив которую, автор (переводчик) не захотел бы внести изменения. Обычно отдыхаю день-другой и снова за работу.

— В этой связи поделитесь, пожалуйста, секретами бодрости духа и творческого долголетия.
— Я здесь выделил бы две составляющие: духовную и физическую. Прежде всего, я занимаюсь своим делом ради Аллаха, стремлюсь принести пользу русскоязычным мусульманам и стараюсь выполнять свою работу честно. Под честностью в данном случае я имею в виду приложение всех возможных усилий для осуществления этого благого дела. Что касается физической составляющей, то я должен постоянно находиться в хорошей форме. По утрам в любую погоду принимаю холодный душ, круглый год ежедневно катаюсь час-полтора на велосипеде.

— Не могу не коснуться наболевшей темы, которая в последнее десятилетие причиняет головную боль не только российским издателям исламской литературы и переводчикам, но и обычным читателям. Речь идёт о пресловутом «списке запрещённой литературы». Сталкивались ли вы с такой ситуацией, когда из-за него издатель был вынужден «вычёркивать» какой-то переводной текст? Дайте, пожалуйста, ваш комментарий сложившейся ситуации.
— Официальной цензуры у нас в стране нет, но, скажем прямо, исламские издательства вынуждены считаться с обстановкой. Бывают случаи, когда опускаем какие-то фразы или абзацы. Есть очевидные вещи, которые присутствуют в христианстве, иудаизме или исламе. Например, приверженцы каждой религии считают, что именно они следуют истине, но когда об этом напишешь, жди запрета изданной книги из Оренбургского суда или откуда-нибудь ещё. Сейчас, например, готовится к печати переработанное издание книги «Радость сердец благочестивых», из которой пришлось кое-что убрать, иначе вся книга могла бы попасть в этот самый список.

— Абдуллах, вы — переводчик исламских книг с 25-летним стажем. Одним из наиболее плодотворных моментов вашей карьеры была работа в саудовском фонде «Ибрахим» в конце 90-х начале 2000-х годов. Если сравнивать тот период и нынешний, когда вам легче работалось? Тогда вы ощущали большую свободу, чем сейчас?
— Начну с того, что “черный список книг” появился только в 2002 году, то есть уже после ликвидации фонда «Ибрахим», и в этом смысле тогда было легче. Хотелось бы, чтобы в обществе осознали, что в исламе нет ни Римского папы, ни патриарха. В исламе после Корана и сунны есть авторитет учёного, причём авторитетных учёных много – их сотни, если не тысячи. У каждого из них могло быть своё мнение, основанное на осмыслении того или иного шариатского текста. Поэтому и было написано столько разных книг, толкований, комментариев. Мы стремимся доносить до таких же простых людей, как мы, шариатское знание, основы основ. Так пусть же нам не мешают делать это, чтобы у людей было правильное, а не искажённое представление об исламе.

— Заниматься переводом исламской литературы — не простое дело. Особенно сейчас, когда у людей стали появляться знания по арабскому языку, Шариату, и т. д. Получаете ли вы замечания от читателей касающиеся перевода и как вы относитесь к критике?
— Я бы не сказал, что замечаний за эти годы было очень много, поскольку чтобы делать замечания, нужно обладать знаниями. Но иногда присылают вполне справедливые замечания, за что я благодарю их авторов и говорю им: «Да воздаст вам Аллах добром», после чего вношу необходимые исправления. Кроме того, переводчик сам получает знания в процессе работы над книгой. Например, лет двадцать тому назад я должен был спрашивать специалиста о каких-то вещах, а сейчас они кажутся мне простыми, и я могу не обращаться за консультацией. Кроме того, раньше не были доступны источники, которыми я пользуюсь ныне, имея возможность найти в интернете практически любую информацию, которая мне необходима для перевода.

— Абдуллах, закончить нашу беседу позвольте ещё одним вопросом от нашего читателя, для которых мы и сделали это интервью. Мансур спрашивает: «Если бы у вас была возможность обратиться к русскому народу, то что бы вы сказали?»
— Я могу обратиться конкретно к Мансуру и пожелать ему счастья и успехов. Что касается обращения к русскому народу, то я не пророк, не президент и не общественный деятель. Это мне не по чину в любом смысле слова. Моим обращением являются мои переводы. Кто интересуется, кто хочет принять ислам – милости просим. Я не считаю себя вправе обращаться к целому народу, я обращаюсь к отдельным людям.

Краткий список переведенной литературы:

1-2. «Сады праведных» ан-Навави (полный + мухтасар),
3. «Радость сердец благочестивых»,
4. «Сахих» аль-Бухари (мухтасар),
5. «аль-Азкар (Поминания Аллаха)» ан-Навави,
6. «40 хадисов» ан-Навави с комментарием Мустафа аль-Буга и Мухйи ад-дина Мисту,
7. «Величие Корана»,
8. «Ханафитский фикх в новом обличье» М. Тахмаза (1–4 тома),
9. «Рассказы о пророках» Ибн Касира,
10. «Сахих аль-азкар»,
11. «Наставление верующим» (краткая редакция книги «Возрождение наук о вере») Абу Хамида аль-Газали,
12. «Сaхих» имама Муслима Краткое изложение, составленное имамом аль-Мунзири,
13. Полный «Сахих» Муслима (пока не издан),
14. «Пособие по терминолоигии хадисов» Махмуд Таххан»,
15. «Достоинства пророка»,
16. «Закят»,
17. «Вино – основа всех зол»,
18. «Объяснение основ веры» Мухаммад Салих аль-Усаймин,
19. «Ответы мусульманских богословов на вызовы современности»,
20. «200 вопросов по вероучению Ислама» Хафиз бин Ахмад аль-Хаками,
21. «История жизни Пророка» Сафи ар-Рахман аль-Мубаракфури,
22. «Личность мусульманина» Мухаммад Али Аль-Хашими,
23. «Крепость мусульманина»,
24. «Уроки веры»,
25. «Уроки молитвы»,
26. «Сестра, жизнь – мгновенье, которое не вернуть»,
27. «Мольбы для обращений к Аллаху»,
28. «Хаджж и умра».

Дамир Хайруддин, для сайта Musulmanin.com
При размещении полного текста беседы или ее части на других ресурсах активная ссылка на сайт musulmanin.com обязательна
Москва, 19 джумада аль-ахира 1435 года от Хиджры (19 апреля 2014)

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

  1. Салим пишет:

    бисмиЛлягь. мне кажется достаточно пожить среди арабов пару лет и читать коран в своё удовольствие понимая его в меру своего интеллекта а непонятные вещи разьяснять у познавшего Аллагьа из тех к кому ты испытываеш любовь и доверие и несоветую получать знания от того с кем ты не оставил бы наедине на пять минут свою пятилетнюю дочь.

  2. Я Муса пишет:

    Асаламу Алайкум помогите мне я очень вас прошу кто ни будь. Попросите друзей кто знает перевод и может читать и писать на арабском языке найти текст ( дуа Мухаммад аль-Мох’аисин) Я хотел выучит на из уст но не не понимаю не которые слова из ауди. Желательно на арабском языке с харками без харков я не могу читать. Я вас очень прошу помогите мне если вы в силах помочь. Дай Аллах нам всем благое и на этом мире и на вечном рай.

  3. Гадель пишет:

    السلام عليكم
    Хотел сделать замечание, что правильнее было бы склонять имя ‘Абд Аллах так: ‘Абд Аллаху, ‘Абд Аллахом и т.д., иначе искажается имя Аллах

  4. Abu Turab пишет:

    Хотелось бы увидеть и интервью других известных переводчиков, как Эльмир Кулиев…

  5. aslan hakim пишет:

    حفظه الله

    • aslan hakim пишет:

      Для правильного и грамотного перевода с арабского язык; в первую очередь не обходим знания арабского языка хотя бы на среднем уровни, что заключает в себе отличного понимания грамматики (ан-наху), морфологи (ас-сарф), красноречия (баляга), так же туда входят 9-тя других дисциплин по мере сложности перевода и его разновидности; как (ильмуль -‘аруд), и правописания (аль-имля)… Практически каждая из этих дисциплин арабского языка море в котором можно провести остаток жизни. Так же помимо хорошо знания арабского языка, необходимо знать шариатский дисциплины; можно разделить на два: 1- (улумуль-гоя) в нее входит;( Ат-Таухид),(Аль-Фикх),(аль-Хадис), (Тафсир). 2-(улумуль-аля): это то посредством чего мы понимаем (улумуль-гоя); как (мустолих хадис), (усуль-фикх), (ан-наху), (усуль-тафсир)…Помимо этого на иметь при себе, образно говоря вагоны терпения, и свободного времени, практический отказавшийся от всего что отнимает у вас время, отдавшись этому полностью, как сказал наш уважаемый брат АбдулЛах Нирша по 12-ти часовой мозговой марафон должен быть для вас как говориться » как воды дать попить» одним словам (ат-тауфик) от Аллаха и безграничная любовь к Исламу.

      • aslan hakim пишет:

        Я бы посоветовал нашу брату АбдулЛе Нирше (ХафизахулЛах), написать пособие для исламских арабистов, и подробно изложить как он переводит те или иные тексты , и какую литературу использует.

  6. Muslim1 пишет:

    Ассаламу алейкум, братья из издательский дом Умма перевидите книги Мохаммада Мохар Али «The Qur’an and the Orientalists», а также его книгу на счет сиры. А также еще книги шейха Азами — «The History of the Qur’anic Text from Revelation to Compilation : A Comparative Study with the Old and New Testaments» и еще его другие книги по хадисам. Думаю очень полезные и нужные книги для русскоязычных мусульман.

  7. naam пишет:

    Ас салам алейкум

    В переводе книги мухтасар Сахих Муслима:
    Издательство «Умма» разъясните:
    Страница 899-900 о сыфате «Нузуль» в комментариях в конце книгив комментарии под номером: XVI приходит:

    В отличии от антропоморфистов (мушабиха), которые понимали эти слова буквально, или хариджитов и му’тазилитов, отрицавших достоверность подобных фраз, наши праведные предшественники (саляф) безраздельно верили им, считая, что не следует ни спрашивать «как», то есть отказаться от попыток истолкования их смысла, ни уподоблять Аллаха кому бы то ни было. (Тут все как будто бы верно, но далее следует)
    Абу Бакр ибн Фаурак отмечает, что некоторые шейхи огласовывали первое слово этого хадиса даммой, а не фатхой, то есть считали, что здесь следует читать «йунзилю» (велит спуститься), а не «йанзилю» (нисходит), подразумевая, что Аллах посылает к нижнему небу ангела. Подтверждением этому может служить хадис, приводимый ан-Насаи и передаваемый со слов Абу Хурайры и Абу Са’ида аль-Худари. В этом хадисе сообщается, что пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Аллах ждет до середины ночи, после чего велит глашатаю сказать: «Найдется ли тот, кто обратится с мольбой, чтобы ему был дан ответ?»
    Аль-Куртуби сказал: «Такое понимание устраняет все трудности».
    Аль-Байдави сказал: «В силу существования прямых указаний на неприменимость таких понятий, как телесность (джисмийа) и ограниченность местом (тахайуз), когда речь идет об Аллахе, невозможно говорить о Его снисхождении в смысле перемещения на более низкое место. Здесь имеется ввиду свет Его милости, и это значит, что Он переходит от того, что сообразуется с атрибутом величия, требующим проявления гнева и отмщения, к тому, что сообразуется с атрибутом щедрости, который требует проявления сострадания и милости». Ибн Хаджар. Фатх. Т. 3, с. 37.

    Известно что это акыда ашаритов и известно что у ибн Хаджара были ошибки в асма ва сыфат. У меня вопрос АбдуЛлах Нирша придерживается ашаритской акыды или он просто ошибся? Или ошибся тот кто делал эти комментарии?

    Для примера приведу слова ученых ахли сунна:

    Сказал великий имам хафиз ас-Сиджзи (ум. 444 г.х.) про «ан-нузуль»:

    وعند أهل الحق الذات بلا كيفية
    «Люди истины убеждены, что нисхождение – Нисхождение Сущностью, без вопроса «Как?»
    Источник: «Рисаля иля ахли Забид», 191

    Мазхаб имама ахли-Сунна, Яхьи Ибн Маина, касательно Нисхождения Аллаха на ближнее небо в последнюю треть ночи.

    وقال يحيى بن معين: إذا قال لك الجهمي: كيف ينزل؟ فقل: كيف صعد.

    «Если тебе скажет джахмит – как Аллах нисходит?
    То скажи ему: «Также, как и поднимается(возвысился)»
    Источник: «Аль-Арбаин фи сыфати роббиль аль-амин», 1/71

    Мазхаб имама религии, Исхака Ибн Рахавейхи, касательно Нисхождения Аллаха на ближнее небо.

    Сказал аз-Захаби:
    وقال إسحاق بن راهويه: جمعني وهذا المبتدع إبراهيم بن أبي صالح مجلس الأمير عبد الله بن طاهر، فسألني الأمير عن أخبار النزول فسردتها.
    فقال ابن أبي صالح: كفرت برب ينزل من سماء إلى سماء.
    فقلت: آمنت برب يفعل ما يشاء.
    رواها الحاكم بإسناد صحيح عنه
    «Сказал Исхак Ибн Рахавейхи: «Я оказался в одном маджлисе с этим нововведенцем Ибрахимом Ибн Аби Солихом, в присутствии Амира Абдуллаха Ибн Тохира. И спросил меня амир о сообщениях которые передаются касательно Нисхождения Господа на ближнее небо, и я зачитал их.
    И сказал Ибн Аби Солих: «Я не верую в Господа, который спускается с одних небес на других»
    А я ответил ему: «А я верую в Господа, который делает всё, что пожелает»
    Передал это от него аль-Хаким, с достоверным иснадом»
    Конец слов аз Захаби, источник: «Аль-Арбаин», 1/71

    Также видео где опроврежение матуридитам об этом атрибуте:
    http://www.youtube.com/watch?v=3s0sL6fFVl8

    Просьба к вам исправит данную ошибку. Потому что тот кто будет читать этот комментарий попадет в заблуждение ашаритов, а вы получите наказание из за того что допустили это. А АбдуЛлаху Нирше советую пользоватся фатху бари тем который проверили и исправили там ошибки ученые Саудии. и вообще возвращатся к ученым Ахли сунна в комментариях к хадисам и аятов. Потому что много ашаритов написали свои комментарии к Корану и Хадисам, и это надо учитывать чтобы не ввести мусульман в заблуждение.

  8. Марат пишет:

    Ас-саляму алейкум уа-рахматуллаахи уа-баракятуху!
    Меня всегда передёргивает, когда говорят о Образовании.
    Вот яркий пример в интервью «Самообразование, тоже Образование», и на примере Посланника Саляллахи Алейхи Уа Салям, ведь Он не умел читать и писать..
    Глубокое заблуждение считать, что нужно получить обязательно Образование, чтобы быть человеком в этом мире.Нет, нет и ещё раз нет!
    Нужно обладать пониманием, а понимание это Барака от Аллаха!
    И оно не бывает правильным или не правильным.
    Оно Истина от Аллаха, а не правильное — это тупо следовать за своей Головой.
    Даже владение арабским языком это не достаточно для Таухида!!
    Нужно Понимание!
    И путь к Пониманию от Аллаха и прежде всех дел, это умение Слушать!

  9. Mustarshid пишет:

    Ассаламу алейкум ва рахьматуЛлахьи ва баракатухьу !

    ДжазакаЛлахьу хайран всем кто участвовал ! На одном дыхании прочитал интервью! Очень познавательно и поучительно. Да воздаст Всевышний благом в обоих мирах нашему Многоуважаемому Абдуллаху Михайловичу !

  10. абу Абдуллагь пишет:

    Джазака Ллагьу хайран за ответ и брату Асламбеку тоже благодарность что затронули мой вопрос баракаЛлагьу фикум

  11. Фаик Ар-Рамазан пишет:

    Хотел задать вопрос и забыл…

    и все таки
    У каждого человека бывают ошибки, у переводчиков в особенности
    1. Какую самую крупную ошибку при переводе вы совершали?

  12. Ibrahim пишет:

    Ассаляму алейкум.
    В списке переведенной литературы написана книга «Пособие по терминолоигии хадисов» Махмуд Таххан». Где можно найти эту книгу?

  13. Suheilya пишет:

    Masha Allah! Baraka Llahu fika! Da, obleg4it vam Allax! Amin!

  14. Язид пишет:

    MashaALLAH! Da vozdast vam ALLAH! Ochen interesnoe intervyu!!

Написать комментарий

*