Жизнеописание шейха аль-Албани (часть 3)

السلام عليكم ورحمة الله وبركاته


По милости Всевышнего Аллаха, Который вдохновляет на благие дела и облегчает их совершение, мы продолжаем размещать на нашем сайте подробную биографию шейха Насируддина аль-Албани (да помилует его Аллах). Сегодня вашему вниманию предлагается третья часть данной работы. Из-за необходимости обращения к различным источникам, их кропотливого изучения, перепроверки содержащихся в них сведений и сопоставления многочисленных данных работа над биографией мухаддиса нашей эпохи отнимает огромное количество времени. Поэтому просим уважаемых читателей с пониманием отнестись к задержкам с публикацией новых отрывков, тем более что подавляющее большинство сведений переводится на русский язык впервые. В случае обнаружения неточностей, опечаток либо ошибок прошу немедленно сообщить мне по электронной почте [email protected] Вы можете распространять на пути Аллаха публикуемые на нашем сайте сведения из жизни шейха аль-Албани, однако при этом активная ссылка на первоисточник musulmanin.com обязательна.

Начало преподавательской деятельности шейха

Первые уроки шейх аль-Албани начал давать в своей часовой лавке в конце 40-х годов прошлого века 1.
Когда в ней стало тесно занятия перенесли в дом одного из братьев по вере. Количество студентов неуклонно росло. Затем для занятий арендовали целый этаж в одном из зданий Дамаска, после чего занятия снова перенесли в частный дом. Уроки шейха проводились два раза в неделю, и их посещало много студентов и преподавателей ВУЗов.
На лекциях подробно изучались вопросы исламского вероучения, права, хадисов и других шариатских наук. В частности, шейх аль-Албани разобрал на своих занятиях содержание следующих классических и современных трудов по исламу: «Зад аль-ма‘ад» Ибн аль-Каййима (жизнеописание Пророка), «Нухба аль-фикр» Ибн Хаджара аль-Аскалани (хадисоведение), »ар-Равда ан-надийа» Сиддик Хасан Хана (комментарий к труду аш-Шаукани »ад-Дурар аль-бахиййа», фикх), »Фатх аль-Маджид» ‘Абд ар-Рахмана ибн Хасана ибн Мухаммада ибн ‘Абд аль-Ваххаба (единобожие), »аль-Ба’ис аль-хасис» Ахмада Шакира (комментарий к книге «Ихтисар ‘улюм аль-хадис» Ибн Кясира, хадисоведение), »Усуль аль-фикх» ‘Абд аль-Ваххаба Халлафа (фикх), »ат-Таргиб ва ат-тархиб» аль-Мунзири (хадисы), «аль-Адаб аль-муфрад» аль-Бухари (хадисы о нравственности), «аль-Халяль ва аль-Харам» аль-Карадави, »Манхадж аль-Ислам фи аль-хукм» Мухаммада Асада, «Мусталах ат-тарих» Асада Рустума (историография), »Фикх ас-Сунна» Саида Сабика (фикх), «Рияд ас-салихин» ан-Навави (хадисы), »аль-Ильмам фи ахадис аль-ахкам» Ибн Дакика аль-‘Эйда, «Табакат фухуль аш-шу‘ара» Ибн Саляма аль-Джумахи (поэзия).
Наряду с работой в библиотеке »аз-Захириййа» и уроками в Дамаске шейх аль-Албани со своими единомышленниками составил программу посещения других городов Сирии для призыва людей к следованию Книге Аллаха и Сунне Его Посланника, да благословит его Аллах и приветствует. В результате, шейх аль-Албани регулярно посещал такие города, как Алеппо, Латакия, Идлиб, Саламия, Хомс, Хама, Ракка и др. На лекции шейха собиралось много людей, которые желали изучать хадисы, и его уроки превращались в научные семинары, где разбирались хадисоведческие термины, читались сборники Сунны, задавались вопросы и велись научные дискуссии.
Преподавание в Мединском университете (1961-1963)
В 1961 году в Медине по указу короля Саудовской Аравии Сауда ибн ‘Абд аль-‘Азиза Аль Сауда был основан Исламский университет Медины, который стал одним из самых крупных и авторитетных мусульманских учебных заведений мира.
Первым ректором университета стал Верховный муфтий Саудовской Аравии Мухаммад ибн Ибрахим Аль аш-Шейх. В отличие от других исламских университетов, включивших в свою программу светские предметы, в Мединском университете изначально акцент был сделан на изучении исключительно шариатских наук.
Несмотря на отсутствие у шейха аль-Албани докторской степени, которая обычно требуется для занятия преподавательской должности в ВУЗе, руководство Исламского университета пригласило шейха на факультет хадисоведения. Этот выбор, думается, был вызван следующими причинами:
1. Научные круги мусульманских стран были осведомлены о ежедневной исследовательской работе шейха в библиотеке »аз-Захириййя» с середины 30-х годов прошлого века. То есть, к моменту приглашения в Университет шейх аль-Албани занимался исследованиями хадисов уже более 25 лет.
2. В 50-х гг. начали издаваться некоторые книги шейха, принесшие ему впоследствии всемирную славу. Кроме того, его статьи публиковались в религиозно-просветительских журналах (например, «ат-Тадаммун аль-исламий=Исламская цивилизация).
3. С 50-х гг. шейх вступил в академическую переписку с ведущими богословами своего времени. Они нередко обращались к нему с просьбами вынести суждение о каком-либо хадисе, присылали для проверки свои рукописи, просили написать предисловие к своим трудам 2.

Кроме того, шейх был лично знаком со некоторыми исламскими учёными 3.

4. Шейх был известен своей работой на административных должностях: он проверял на достоверность хадисы торгово-экономического раздела энциклопедии исламского права по просьбе Дамасского университета (1955) и готовил к изданию книги в Комитете по хадисам Объединенной Арабской Республики (1958-1961).
5. Шейх был идеологически близок религиозной доктрине Саудовской Аравии.
Незадолго до открытия Мединского университета шейх аль-Албани получил от Верховного муфтия Саудовской Аравии приглашение на работу в качестве преподавателя факультета хадисоведения. После некоторых колебаний шейх ответил согласием 4.

В результате, шейх аль-Албани читал в Мединском университете курс лекций по хадисоведению с 1961 по 1963 гг. Благодаря его усилиям преподавание хадисов и связанных с ними наук поднялось на качественно иной уровень 5.

В результате, много студентов, ставшие впоследствии известными специалистами по хадисам и получившие докторские степени, начали заниматься хадисоведческими исследованиями.
Студенты Мединского университета сильно полюбили шейха аль-Албани не только за его глубокие знания, искренность в призыве к Аллаху и чистосердечие, но и за простоту в общении, что отличало его от остальных преподавателей 6.

Однако популярность шейха аль-Албани среди студентов вызвала зависть у некоторой части преподавательского состава. Кроме того, недругов шейха стали раздражать вопросы студентов, которые они начали задавать на лекциях по тафсиру и фикху: «Кто передал этот хадис?», «Цепочка передатчиков этого хадиса достоверна?»7.

В результате, часть преподавателей, чьи сердца поразила болезнь зависти и злобы, написали клеветническое письмо в администрацию Университета, в котором обвиняли шейха аль-Албани в образовании клики (хизб) и выражали опасения, что он затевает нечто дурное.
Донос против шейха аль-Албани сработал, и его не смог защитить даже близкий друг, шейх Ибн Баз, который в то время занимал должность проректора Университета 8.

По предположению шейха аль-Албани клеветническое письмо, возможно, дошло до самого короля. За пару недель до начала учебного года шейх аль-Албани, находившийся на летних каникулах в Дамаске, получил письмо от шейха Ибн База. В нём шейх Ибн Баз уведомлял, что он получил письмо от муфтия, где говорилось, что нет необходимости продлевать рабочий договор с шейхом аль-Албани 9.

Несмотря на это шейх аль-Албани на всю жизнь сохранил самые тёплые воспоминания о годах, проведённых в Исламском университете Медины. В качестве подтверждения достаточно привести тот факт, что он завещал всю свою библиотеку этому учебному заведению 10.
 

1 Вот как вспоминал об этом сам шейх аль-Албании годы спустя, отвечая на вопрос Абу Исхака аль-Хувейни о методике преподавания: «Помню, что первая книга, которую я преподавал братьям, была «Зад аль-ма‘ад фи хадйи хайр аль-‘ибад = Запасы для Дня воскрешения, взятые из руководства лучшего из рабов» Ибн Каййима аль-Джавзийи. Я читал им отрывок из этой книги, затем комментировал её, полагаясь на имевшиеся у меня знания либо записи, которые я подготавливал к занятиям. В те времена урок длился от 45 минут до часа, после чего полчаса отводилось для ответов на вопросы. Когда мы закончили первый том «Зад аль-ма‘ад», то, если я правильно помню, а Аллаху ведомо лучше, меня попросили давать уроки по книге »ар-Равда ан-надийа шарх ад-Дурар аль-бахиййа». Причина этого состояла в том, что по сути «Зад аль-ма‘ад» является научным трактатом, который была труден для некоторых студентов, тогда как »ар-Равда ан-надийа» по большей части является прикладной книгой. Я преподал им этот труд от начала и до конца. После этого, я думаю, пришёл черёд сборника »ат-Таргиб ва ат-тархиб». За всеми этими занятиями стояли научные усилия, основа лекций состояла в подготовке к ним. Результатом этого стало появление таких [моих] трудов, как «ат-Та‘ликат аль-джияд ‘аля Зад аль-ма‘ад» («Благие примечания к книге «Зад аль-ма‘ад», первый том), а также примечания к книгам »ар-Равда ан-надийа» и »ат-Таргиб ва ат-тархиб». Ведь это было моей натурой проверять достоверность каждого хадиса, прежде чем процитировать его на занятиях, а также удостовериться в его правильном понимании либо смысловом значении. Именно таким образом я давал свои уроки» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани].

2 Шейх аль-Албани также обменивался книгами с ведущими исламскими учёным своего времени. В книге «Рихляти иля ан-нур=Моя поездка к свету» шейх Мазин аль-Гамиди пишет: «В библиотеке шейха Ибн Усеймина, да помилует его Аллах, я обнаружил первое издание книги «Описание намаза Пророка» со следующей дарственной надписью: «Подарок автора его превосходительству, шейху Абд ар-Рахману ибн Насиру ас-Саади, 7/12/72 (17/08/1953 — прим. Д.Х.). Насируддин Нух Наджати аль-Албани».

3 Думается, что ключевую роль в приглашении шейха на работу сыграло знакомство с шейхом Ибн Базом. Шейх Хаммад ибн Мухаммад аль-Ансари: «Впервые я увидел шейха аль-Албани в 1374 году от Хиджры (1954-55 гг.). Он был у шейха ‘Абд аль-‘Азиза Ибн База в Эр-Рияде. Когда я увидел его там, у него с собой был сборник «Сунан» Абу Дауда, который он проверил на достоверность. Он читал его шейху [Ибн Базу], и шейх ‘Абд аль-‘Азиз сказал ему: «Необходимо полностью вычитать эту книгу, а затем издать её. Затем собрание закончилось, и в следующий раз я увидел шейха аль-Албани лишь после того, как он стал преподавать в Исламском университете» [‘Абд аль-Авваль ибн Хаммад аль-Ансари. “Маджму=Сборник”].

4 Годы спустя шейх аль-Албани вспоминал: «Хвала Аллаху, я никогда не просил у кого-либо дать мне работу. С малых лет я зарабатывал на хлеб насущный потом и кровью. И вдруг мне поступает предложение от шейха Мухаммада ибн Ибрахима, муфтия Королевства и ректора Университета, преподавать науку о хадисах в Исламском университете, который вскоре должен был распахнуть свои двери. Тогда я решил посоветоваться с некоторыми братьями, пониманию и знанию которых я доверял. И один из них сказал: «Попробуй один год! Если тебе понравится преподавать там, то ты сможешь продолжать читать у них лекции столько, сколько тебе предопределено». И реальность оказалась такова, что когда я уехал туда, то обнаружил на месте великолепную атмосферу: там было всё готово, во-первых, для восприятия призыва, а, во-вторых, для восприятия научной методологии, к которой я был предрасположен и привержен» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани].

5 Шейх Мухаммад аш-Шейбани пишет: «Среди вещей, оставленных в наследство Исламскому университету шейхом Мухаммадом Насируддином аль-Албани, является предмет, который относится к методологии хадисов и преподаётся в Университете. Он называется «наука о цепочке передатчиков» (‘ильм аль-иснад). К примеру, шейх выбирал для студентов третьего курса какой-нибудь хадис из «Сахиха» Муслима, а для студентов второго курса – какой-нибудь хадис из «Сунан» Абу Дауда. Он записывал хадис на доске с полной цепочкой передатчиков, после чего обращался к трудам, изучающим рассказчиков хадисов, например, «Хуласа» (скорее всего здесь подразумевается книга «аль-Хуласа фи ахадис аль-ахкам» имама ан-Навави — прим. Д.Х.) и «Такриб» (скорее всего здесь подразумевается книга «Такриб ат-тахзиб» хафиза Ибн Хаджара — прим. Д.Х.), и использовал их для хадисоведческого исследования. На примере этих книг он разъяснял как выводится степень достоверности хадиса и как проводится критический анализ передатчиков хадиса. Он читал свои лекции студентам, опираясь на хадисоведческие труды. И эта наука о цепочке передатчиков хадисов, которую впервые ввёл в учебный процесс шейх в Исламском университете, сделала его первым преподавателем в мире, утвердившим её в ВУЗе. Дело в том, что во всех исламских университетах арабских и мусульманских стран того времени этой научной дисциплины вообще не было! Даже в древнейшем университете «аль-Азхар» не преподавалась наука о цепочке передатчиков хадисов! Влияние этого предмета не уменьшилось и после того, как шейх покинул Университет» [Мухаммад аш-Шейбани. Жизнь аль-Албани].

6 Вот как рассказывал об этом сам шейх аль-Албании: «Моя история в Университете, думается, была чем-то необычным для преподавателя ВУЗа. Я относился к студентам так, как будто я был одним из них. И для лучшего представления я приведу вам несколько случаев. К примеру, когда моя лекция заканчивалась и наступал перерыв между занятиями, преподаватели обычно шли в комнату отдыха, где они сидели в течение всей перемены, пили чай или кофе и беседовали на разные темы. Что касается меня, то я от всего этого отказался. После лекции я выходил из аудитории и шёл во двор, где садился прямо на песок. И студенты, которым я преподавал буквально несколько минут назад, вместе со студентами с других курсов, собирались вокруг меня, поскольку этот кружок был на открытом пространстве. Я давал студентам некоторые наставления и советы, попутно отвечая на их вопросы. И так я провёл все годы преподавания в Университете. Хорошо помню, как однажды мимо меня проходил человек, которого на университетском языке называют доцентом, и поприветствовал меня: «Ас-салям алейкум!» Я ответил ему: «Ва алейкум ас-салям!» И тут он сказал: «Знаешь, шейх, то, чем ты сейчас занимаешься, и есть настоящая лекция!» Дело в том, что во время таких кружков студенты были в полной мере свободны. Что же касается лекций в аудитории, то несмотря на то, что, признаюсь, я также довольно либерально к ним относился, всё равно приходилось соблюдать некоторые ограничения и формальности» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани]. Общение шейха аль-Албани со студентами не ограничивалось лекциями в аудитории и кружками во дворе ВУЗа. Например, когда шейх приезжал в Университет за несколько минут до начала занятий студенты со всех сторон обступали его машину, стараясь задать свой вопрос. Из-за скопления студентов даже не было видно самого шейха. То же самое повторялось в конце учебного дня: студенты старались опередить друг друга и первыми сесть в машину шейха. Как рассказывал сам шейх: «Такова была моя рутина: когда я приезжал и уезжал студенты набивались в мою машину, и я никого не отказывался подвезти. По пути в Университет и обратно машина была буквально набита студентами!» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани]. В качестве подтверждения можно привести следующую историю, которую ученики шейха аль-Албани, Мухаммад ‘Эйд ‘Аббаси и Али Хашшан упомянули в его биографии: «Однажды после лекций шейх пошёл в административный корпус Университета, оставив свою машину возле здания. И так получилось, что преподавателю Мухаммаду ибн ‘Абд аль-Ваххабу аль-Банне понадобилось поехать в город. Он вышел из учреждения вместе с шейхом аль-Албани, дабы тот подвёз его, – но не тут-то было! Машина шейха аль-Албани кишела студентами! Однако, увидев шейха аль-Банну, один из студентов был вынужден выйти из машины, чтобы уступить ему место».

7 Показательным является следующий случай, о котором рассказал сам шейх аль-Албани: «Я хорошо помню случай, который произошёл с преподавателем предмета по основам фикха. На своём занятии он привёл студентам хадис Муаза ибн Джабаля, да будет доволен им Аллах: «О Муаз, на основании чего ты будешь выносить решение?» [Этот хадис приводится в сборниках Ахмада (22061), Абу Дауда (3592) и ат-Тирмизи (1327). Ат-Тирмизи сказал: «Данный хадис нам известен лишь через этот путь передачи (ваджх), и у меня нет его непрерывного иснада». Ахмад Шакир назвал это хадис слабым в «Сунан ат-Тирмизи». Шейх аль-Албани разъяснил слабость этого хадиса в «Сильсилят аль-ахадис ад-даифа» (881) — прим. Д.Х.]. Преподаватель сослался на этот хадис в качестве довода на суждение по аналогии (кыяс). На этом занятии присутствовал наш брат ‘Абд ар-Рахман ‘Абд аль-Халик, который учился на третьем курсе. Он спросил: «О учитель, этот хадис достоверный?» Преподаватель ответил: «Да». Тогда он сказал ему: “А мы слышали, что шейх аль-Албани отнёс этот хадис к категории мункар”. Я не знаю, что ответил преподаватель, однако он был недоволен словами этого студента. Несколько дней спустя этот шейх, преподаватель предмета по основам фикха, пришёл ко мне домой и сказал: «Мне сообщили, что ты говоришь, что этот хадис относится к категории мункар?» Я ответил: «Да». Он спросил: «А ты что-нибудь написал об этом хадисе?» Я ответил: «Да, в сборнике «Сильсилят аль-ахадис ад-даифа». Он содержится во втором томе». А в то время он ещё не был издан. Он сказал: «Я могу посмотреть на него?» Тогда я показал ему мои записи об этом хадисе, где я исследовал все пути его передачи и разъяснил их слабость и недостатки. И на следующем занятии этот шейх подтвердил студентам то, что он говорил раньше! Он сказал, что данный хадис является достоверным и что сам шейх аль-Албани привёл этот хадис через несколько путей передачи, усиливающих его! Но на самом-то деле всё было наоборот: эти пути передачи лишь усиливали слабость данного хадиса!» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани].

8 Шейхов аль-Албани и Ибн База всю жизнь связывали дружеские и уважительные отношения. Например, однажды, когда шейх аль-Албани начал давать урок в Медине, к нему подошёл некий человек и шепнул что-то на ухо. Тогда шейх аль-Албани извинился перед собравшимися студентами за то, что не сможет продолжить занятие, поскольку в Медину должен был прибыть Ибн Баз и он хотел поехать в аэропорт, чтобы лично встретить и поприветствовать его» [‘Абд аль-‘Азиз ас-Садхан. Аль-Имам аль-Албани: дурус ва мавакыф ва ‘ибар=Имам аль-Албани: уроки, знаменательные случаи и поучительные примеры»]. Годы спустя, когда шейх аль-Албани жил в ссылке в Иордании и ему грозила депортация, шейх Ибн Баз заступился за него, написав королю Хусейну письмо, в котором содержалось увещевание и упоминались заслуги шейха аль-Албани. В результате, власти Иордании позволили ему остаться в стране. [‘Абд аль-‘Азиз ас-Садхан. Аль-Имам аль-Албани: дурус ва мавакыф ва ‘ибар].

9 Рассказывая об этой истории, шейх аль-Албани добавляет: «В конце письма шейх Ибн Баз, да воздаст ему Аллах благом, написал: «Люди, подобные тебе, находясь в любой ситуации, всё равно смогут выполнить свой долг [в призыве к Аллаху]». [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани].

10 Умм аль-Фадль, супруга шейха аль-Албани, вспоминает: «Шейх завещал все свои книги, рукописи и собственноручные записи библиотеке Исламского университета Пресветлой Медины. Ничего из этого не осталось в его доме» [Ликаа ма’а Умм аль-Фадль, зауджа аш-шейх аль-Албани=Встреча с Умм аль-Фадль, супругой шейха аль-Албани]. Таким образом, семья шейха выполнила его завещание, которое он составил за десять лет до своей смерти. В этом завещании, в частности, было написано: «Я завещаю всю свою библиотеку – будь то изданные книги, копии или рукописи, переписанные собственноручно либо другими людьми – библиотеке Исламского университета Пресветлой Медины. Причина этого состоит в том, что с данным заведением у меня связаны самые благие воспоминания, касающиеся призыва к Корану и Сунне в понимании праведных предшественников, когда я работал там преподавателем». [Ибрахим аль-‘Али. Мухаммад Насируддин аль-Албани, мухаддис аль-‘аср =Мухаммад Насируддин аль-Албани, мухаддис нашей эпохи].

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

  1. Арби пишет:

    Джазакаллах1у хайран за труды, пусть и не быстро, но качественно)) Кстати в первой части биографии говорилось о книге «Правила похорон», я пропустил её издание или он всё таки ещё не издана?

  2. Абу Сафия пишет:

    ДжазакалЛаху хайр, ахи за труды.
    Предлагаю после завершения работы по переводу биографии шейха, издать книгу. Я думаю она будет пользоваться большой популярностью.

Написать комментарий

*