Жизнеописание шейха аль-Албани (часть 5)

السلام عليكم ورحمة الله وبركاته


Сегодня мы публикуем предпоследнюю часть биографии шейха аль-Албани (да помилует его Аллах). Речь в ней пойдёт о самом драматичном периоде жизни шейха, когда он несколько раз оказывался на краю гибели. Читая эпизоды из жизни этого выдающегося учёного, не перестаешь удивляться, как тесно вчерашний день переплетается с днём сегодняшним, и насколько схожи методы врагов исламской религии, где бы они ни жили и в какую бы эпоху они ни творили свои мерзости.

 

Зарубежные поездки шейха

После переселения отца шейха вместе с семьёй из Албании в Сирию будущий мухаддис на протяжении четверти века жил в Дамаске, совершив свой первый хадж лишь в 1949 году1.

После объединения Сирии и Египта в одно государство — Объединённую Арабскую Республику (ОАР) — шейх аль-Албани впервые посетил Египет (1960 г.)2.

С 1961 по 1963 гг. шейх преподавал в Мединском университете.

В 1965 г. шейх впервые посетил Иерусалим, где находится третья по значимости мечеть – аль-Масджид аль-Акса3.

Смягчение репрессивной политики Сирии в первой половине 70-х годов позволило шейху, который после тюремного заключения находился под домашним арестом, выезжать не только в арабские, но и в европейские страны. Первым делом шейх отправился в хадж (декабрь 1971 г.)4, а затем он принял приглашение Союза студентов-мусульман Испании выступить с лекцией на научно-просветительской конференции в Гранаде (август 1972 г)5. Через два месяца, в октябре 1972 г., шейх аль-Албани отправился в Катар, где прочитал лекцию «Место Сунны в исламе».

После смерти Верховного муфтия Саудовской Аравии Мухаммада ибн Ибрахима Аль аш-Шейха ректором Исламского университета Медины был назначен шейх ‘Абд аль-‘Азиз ибн Баз, который занимал эту должность в течение пяти лет (1970-75). В эти же годы шейх аль-Албани ежегодно совершал хадж и умру, наставляя паломников и студентов в мечетях Мекки и Медины.

В 1975 г. шейх Ибн Баз был назначен на должность председателя Управления по научным исследованиям, фетвам, исламскому призыву и наставлению. И по его рекомендации в этот же год шейх аль-Албани был избран членом Высшего совета Исламского Университета Медины (1975-1978).

С назначением шейха Ибн База на должность ректора стала проводиться активная проповедническая политика за пределами Королевства. Был расширен приём иностранных студентов, профессора Мединского университета направлялись для преподавания зарубеж, особенно в Индию, Пакистан и в страны Африки, интенсифицировались научные связи и обмен опытом, организовывались международные конференции.

Активная деятельность Королевства по исламскому призыву не обошла стороной и шейха аль-Албани. По просьбе шейха Ибн База в 1976 г. шейх аль-Албани сначала отправился в Египет и Марокко, а в месяце рамадан того же года – в Великобританию6, остановившись по пути в Марокко во второй раз7.

Между тем, во второй половине 70-х гг. обострилась внутриполитическая обстановка в Сирии. В стране стал развиваться культ личности Хафеза Асада, погрязла в коррупции правящая элита партии «Баас», провалились социально-экономические реформы, усилились гонения на оппозицию со стороны органов госбезопасности. В результате, на фоне вторжения в соседний Ливан, где началась гражданская война, в 1976 г. в Сирии произошла серия вооружённых выступлений, по преимуществу членов запрещённой ещё в 1964 г. организации «Братья-мусульмане». Это привело к репрессиям правящего аппарата алавитов против лидеров суннитского большинства страны, в том числе и религиозных деятелей. Не обошёл этот процесс и шейха аль-Албани, жизнь которого оказалась под угрозой.

Первое переселение в Иорданию

После знакомства с шейхом Ахмадом ас-Саликом аш-Шанкити в 1967 г. шейх аль-Албани ежемесячно приезжал в Иорданию, где он читал лекции и занимался исследованиями в библиотеке шейха. Затем шейх принял решение окончательно поселиться в Иордании, тем более что он был неугоден алавитскому режиму в Сирии.

В рамадане 1400 года от Хиджры (июль 1980) шейх переселился с семьей в Амман, оставив свою библиотеку в Дамаске. Он жил в маленькой хижине и искал участок земли для строительства дома. Купив подходящий участок в районе Южная Марка, он приступил к возведению жилища. Это потребовало огромных усилий от шейха и он даже заболел8.

Год спустя строительство дома, отнимавшее у шейха все силы, было завершено, и братья попросили его возобновить уроки. К тому времени шейху уже исполнилось 67 лет и он хотел посвятить остаток своей жизни научным исследованиям и реализации многочисленных хадисоведческих проектов. Однако просьбы братьев были настойчивы и в конце концов шейх согласился давать им уроки по четвергам после закатной молитвы в доме шейха Ахмада Атийи, который жил неподалёку. Это решение дало повод иорданским властям выслать шейха из страны.

Скитания шейха и второе переселение в Иорданию

Спустя год после первого переселения в Иорданию шейх аль-Албани был объявлен нежелательной персоной и его немедленно выдворили из страны9. Наступил один из самых драматичных периодов в жизни шейха, который потерял свой дом и стал скитальцем.

С августа 1981 года по февраль 1982 года шейх был вынужден сменить шесть стран, переезжая с одного места на другое. Ему был запрещён въезд во многие арабские страны, а в неисламские государства он переезжать отказался. В августе 1981 г. его выслали из Иордании в Сирию, откуда из-за смертельной угрозы он бежал в Ливан10. В Бейруте он пробыл три месяца11. В ноябре 1981 г. он переехал в Шарджу (ОАЭ), где прожил два месяца в доме одного из своих учеников12. В январе 1982 г. шейх прибыл в Доху (Катар), где на месяц остановился в гостинице13. В феврале он приехал в Кувейт на 10 дней14, после чего вернулся в Шарджу. И лишь затем по ходатайству шейха Мухаммада аш-Шакра перед королём Иордании Хусейном шейх аль-Албани смог возвратиться в Амман15, где прожил до конца жизни.

 

1 Во время своего первого хаджа шейх аль-Албани встретился с известными учёными своего времени. В частности, в Мекке он посетил шейха Мухаммад-Султана аль-Ма‘суми, который подарил ему свою книгу «Подарок Султана мусульманам Японии» (на русский язык название переведено как «Подарок Мухаммад-Султана мусульманам Японии»), а в Медине он встретился с мухаддисом Ахмадом Шакиром.

2 По приглашению министра по делам вакуфов, который по совместительству был членом Комитета по хадисам, шейх аль-Албани посетил Каир и Александрию. В этих городах он познакомился с такими учёными и исследователями, как Мухибуддин аль-Хатиб, Мухаммад аль-Газали, ‘Абд ар-Раззак ‘Афифи, ‘Абд аль-‘Азиз ар-Рашид, а также некоторыми шейхами Комитета по хадисам. Примечательно, что ещё задолго до своей поездки шейх аль-Албани был лично знаком с Ахмадом Шакиром и Саидом Сабиком. Кроме того, шейх подробно ознакомился с религиозно-просветительской деятельностью Министерства по делам вакуфов, а также при первой возможности посещал библиотеки «Дар аль-кутуб аль-мысрийя» (Каир) и «аль-Мактаба аль-баладийя» (Александрия), где изучал хадисоведческие рукописи и переписывал некоторые из них.

3 Шейх аль-Албани сказал: «Я впервые отправился в путь к Байт аль-Макдис (Иерусалим) 23 джумада I 1385 г. от Хиджры (19 сентября 1965), когда правительства Иордании и Сирии договорились о том, что их граждане могут посещать обе страны без паспорта. Поэтому я воспользовался возможностью и отправился в путь, чтобы совершить молитву в мечети аль-Акса. Я также посетил Купол скалы (на Храмовой горе), но только лишь для ознакомления, поскольку согласно Шариату у этого места нет никаких достоинств, хотя большинство людей думает иначе, а правительства его оберегают» [‘Абд аль-‘Азиз ас-Садхан. Имам аль-Албани: дурус ва мавакыф ва ‘ибар].

4 Шейх аль-Албани при первой возможности совершал умру и хадж. Иногда он совершал умру дважды в год. По оценке ‘Абд аль-‘Азиза ас-Садхана за свою жизнь шейх аль-Албани совершил хадж более тридцати раз [‘Абд аль-‘Азиз ас-Садхан. Имам аль-Албани: дурус ва мавакыф ва ‘ибар].

5 Шейх аль-Албани прочитал лекцию под названием «аль-Хадис худжжа би-нафсихи фи аль-акаид ва аль-ахкам=Хадис сам по себе является доводом в вопросах вероубеждения и шариатских законоположений». Эта лекция была разделена на четыре части. В первой части он указал на место Сунны в исламе, разъяснил необходимость того, чтобы мусульмане возвратились к Сунне и руководствовались её и предостерёг от противоречия Сунне. Во второй части он рассказал о попытках поздних поколений мусульман противопоставить себя Сунне и разрушить её через суждение по аналогии и новоизобретённые принципы в методологии фикха. В третьей части шейх сосредоточился на опровержении принципа, выдвинутого некоторыми религиозными деятелями, которые заявили что одиночный хадис (хадис ахад) не может быть доводом в вопросе вероубеждения. Наконец, в четвёртой части он указал на опасность слепого подражания, что привело не только к умалению места Сунны среди людей, но и отказу следовать за ней. В заключение шейх призвал отказаться от любых мнений, высказываний и фетв, которые противоречат Корану и Сунне.

6 Об этой поездке сохранились личные воспоминания шейха. Более подробно см. «Сильсилят аль-ахадис ад-даифа» (917) и «Сильсилят аль-худа ва ан-нур» (625).

7 В третий раз шейх аль-Албани посетил Марокко в 1978 г. В поездке, которая продлилась две недели, его сопровождала жена и дочь. Любопытные подробности подготовки визита шейха в Марокко приводит известный учёный, историк и дипломат ‘Абд аль-Хади ат-Тази: «Когда шейх аль-Албани захотел посетить Марокко я поговорил с королём Хасаном II об оказании ему гостеприимства как почётному официальному лицу. Я рассказал монарху о месте шейха и его заслугах. По окончании беседы он распорядился принять шейха аль-Албани как гостя короля: предоставить официальный кортеж, поселить в пятизвёздочной гостинице за счёт государства и оказать иные почести, в том числе открыть любые архивы с рукописями и предоставить беспрепятственный доступ в книгохранилища. Я обрадовался и поблагодарил короля за его щедрость. Когда я связался по телефону с аль-Албани, чтобы обрадовать его, он сильно разгневался и отказался от любых почестей, за исключением доступа в книгохранилища с рукописями. Он сказал: «Если хочешь оказать мне гостеприимство, то дай мне свою машину. Что касается проживания, то я остановлюсь у какого-нибудь шейха в тех городах, которые я посещу». ‘Абд аль-Хади ат-Тази был чрезвычайно озабочен ответом шейха, не зная, как оправдаться перед королём и что ему сказать? Наконец, он связался с королём и сказал ему: «Шейх аль-Албани благодарит вас, но он не может принять ваше гостеприимство». Услышав это, монарх воскликнул: «Он отказывается от королевского приёма!» ‘Абд аль-Хади ответил: «Он не отказывается, но…» И тут монарх перебил его, сказав: «Это настоящий учёный и искренний верующий. Ладно, всё в порядке!» ‘Абд аль-Хади ат-Тази далее сообщил, что для шейха аль-Албани были открыты все книгохранилища Марокко». [Эту историю рассказал ‘Абд аль-Хади ат-Тази. Аудиозапись предоставлена шейхом Хани аль-Хариси]. Шейх аль-Албани посетил Рабат, Касабланку, Марракеш и Танжер. Он встречался с учёными, выступал с лекциями, отвечал на вопросы, работал в книгохранилищах. В Национальной библиотеке Рабата (аль-Мактаба аль-ватания) шейх аль-Албани обнаружил второй том «Муснада» Ибн Абу Шейбы (см. «Сильсилят аль-ахадис ад-даифа» №4055), прочитал его и использовал в дальнейших исследованиях. По результатам работы в хранилище Ибн Йусуфа в Марракеше шейх составил каталог избранных рукописей.

8 Переселение в Иорданию сказалось и на личной жизни шейха. Его третья жена, Хадиджа аль-Кадири, была сирийкой. После переселения в Иорданию она недолго прожила в этой стране. Вернувшись в Дамаск, она отказалась возвращаться в Амман. Через полгода шейх направил ей документы о разводе. Вторая жена шейха, Наджия бинт Лотфи Джамаль, которая была родом с Балкан, также отказалась переезжать в Иорданию. Шейх развёлся с ней во время проживания в лагере для палестинских беженцев Ярмук в Дамаске. Спустя несколько месяцев после развода с третьей женой шейх аль-Албани сочетался браком в четвёртый и последний раз. Его супругой стала палестинка Умм аль-Фадль Юсра Абд ар-Рахман Абидин. Шейх женился на ней в середине рамадана 1401 года от Хиджры (июль 1981). Умм аль-Фадль останется спутницей жизни шейха до самой его смерти и перенесёт вместе с ним все скитания и невзгоды.

9 Шейх аль-Албани впоследствии вспоминал об одном из самых драматичных эпизодов своей жизни: «Мы проводили уроки на крыше дома шейха Ахмада. Несмотря на её большие размеры она была заполнена людьми. Уроки были по книге «Сады праведных» и длились от 45 минут до часа, после чего следовали ответы на вопросы. Я готовился к третьему уроку когда за мной пришли из службы безопасности. Я совершил полуденную молитву в мечети «Нур» вместе со своим старшим братом, которого звали Мухаммад Наджи Абу Ахмад. В тот день мой сын ‘Абд аль-Мусаввир также был со мной. Я поднимался по лестнице, мой брат находился позади меня, а после него — мой сын, и вдруг кто-то окликнул моего брата: «Ты такой-то и такой-то?» Я обернулся и сказал: «Я такой-то и такой-то». Тогда этот человек сказал: «Ты нам нужен на определённое время». Меня отвезли в здание службы безопасности, попросили удостоверение личности, стали расспрашивать о роде занятий и т.д. Затем кто-то вошёл, похоже, что он был старше по званию, и сказал: «Шейх, ваше пребывание в этом городе нежелательно». Я спросил его: «Почему? Я ведь живу здесь уже целый год! Более того, я купил здесь участок земли с разрешения государства и даже построил на нём дом с разрешения государства. К тому же я женился на одной из женщин этого государства!» Тогда старший по званию посоветовался с другим офицером и вышел. После этого меня перевели в другое помещение и снова допросили. Затем под конвоем меня спустили по лестнице, посадили в военную машину и перевозили с места на место, пока не доставили в какое-то место, где находилась группа людей. Судя по лицам, это был криминалитет. Они были со своими вещами. Неподалёку стоял армейский грузовик, и я понял, что их готовили к этапированию. И тут я вспомнил, как на одном из участков, куда меня доставили, какой-то человек сказал мне: «Они хотят сейчас выслать тебя в Сирию». Затем пришёл сержант и скомандовал: «Эй, народ, запрыгивай!» Я был последним в группе и отказался забираться в машину, сказав сержанту: «Я не хочу ехать в Сирию!» — хотя я покинул Сирию при обычных обстоятельствах (т.е. шейх не бежал из Сирии, совершив что-то противозаконное — прим. Д.Х.). Многие люди не понимают причину этого. Дело в том, что через несколько месяцев после моего отъезда в Сирии началось восстание. Я уже обжился здесь (т.е. в Иордании — прим. Д.Х.), и поэтому мне вовсе не хотелось возвращаться в Сирию. Тогда сержант обманул меня, сказав: «Мы не отправим тебя в Сирию. Мы всего лишь отвезём тебя в Эрбиль (столица Иракского Курдистана — прим. Д.Х.)». Затем нас доставили к иордано-сирийкой границе, где меня передали иорданскому пограничнику, который позволил мне пройти к сирийской границе. Оказавшись на территории Сирии, меня допросили и я рассказал им свою историю. Мне вручили уведомление, в котором было написано: «Явиться в службу безопасности Сирии через три дня». Я возвратился в Сирию в среду 19 шавваля 1401 г. от Хиджры (19 августа 1981 г. — прим. Д.Х). Добравшись ночью до дома своего брата, я находился в очень слабом и угнетённом состоянии, моля Всевышнего Аллаха отвратить от меня зло, которое мне было предопределено, и избавить меня от козней врагов. Я оставался там две ночи, советуясь с братьями: «Пойти мне в службу безопасности Сирии или уехать из Сирии?» Все были единодушны в том, что мне лучше не являться в службу безопасности. Они говорили: «Ты не знаешь, что они могут сделать с тобой!» Посоветовавшись с братьями и совершив молитву о помощи (истихара), я решил бежать в Ливан на свой страх и риск, ведь эта страна находилась в состоянии великой смуты и там происходили беспорядочные убийства (в это время в Ливане шла гражданская война — прим. Д.Х.). Дорога на Бейрут была полна опасностей, но Всевышний и Благословенный Аллах спас меня и облегчил мне путь. Я прибыл в Бейрут в первую треть ночи и сразу же направился к дому моего дорогого брата и близкого друга, который принял меня с радушием, теплотой и гостеприимством, да воздаст ему Аллах благом!» [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани. Исам Муса Хади. Хаят аль-алляма аль-Албани, рахимаху-Ллах, би-калямихи]. Шейх аль-Албани также рассказывал: «В мой дом ворвалась служба безопасности и проводила тщательный обыск более семи часов. Они изъяли около шестидесяти писем, которые были получены из разных исламских стран и других государств. Они также изъяли кассеты с аудиозаписям моих лекций и других людей, занимающихся шариатскими науками, под предлогом поиска оружия и взрывчатки! И лишь к Аллаху мы обращаемся за помощью!» [Исам Муса Хади. Хаят аль-алляма аль-Албани, рахимаху-Ллах, би-калямихи].

10 В этой стране в 1975 г. началась гражданская война между мусульманскими и христианскими общинами. Эта война унесла жизни около 120 тысяч человек. Шейх аль-Албани также едва не погиб в Ливане, о чём он рассказал годы спустя: «Смута и беспричинные убийства до сих пор продолжаются [в Ливане]. Вместе с членами своей семьи я сам чуть было не стал одной из жертв, когда попал под предательский обстрел какого-то снайпера, который стрелял в нас из-под завалов одного из зданий Бейрута. Это случилось 2 числа месяца сафар 1399 г. от Хиджры (1 января 1979 г. — прим. Д.Х.). Моя машина была простреляна в трёх местах. Любая из этих пуль могла быть смертельной, но Аллах спас нас и мы не получили ни одной царапины» [Исам Муса Хади. Хаят аль-алляма аль-Албани, рахимаху-Ллах, би-калямихи].

11 В Бейруте шейх аль-Албани остановился у своего ученика Зухайра аш-Шавиша, который долгие годы был издателем книг шейха. Позже он рассказывал: «Когда я остановился у него в доме и тяготы переезда больше не занимали мои мысли, я, естественно, решил воспользоваться возможностью этой неожиданной изоляции. Всё мое внимание было обращено на изучение и ознакомление с его богатой библиотекой, в которой хранились как изданные книги, так и редкие рукописи. В ней оказалось большое количество источников, которые мне были необходимы для исследований, а также много материалов, которые не имелись в моей библиотеке в Дамаске. Я попросил его показать мне каталог рукописей и фотокопии, которые находились в его картотеке. Он радушно ответил на мою просьбу, да воздаст ему Аллах благом!» [‘Абд аль-‘Азиз ас-Садхан. Имам аль-Албани: дурус ва мавакыф ва ‘ибар]. Во время пребывания в Бейруте шейх аль-Албани продолжал свои исследования. В частности, он проверил на достоверность хадисы и снабдил примечаниями книги «Раф‘ аль-астар ли-ибталь адылля аль-каилин би-фанаи ан-нар» ас-Сан‘ани (закончил работу над этой книгой 25 зуль-ка‘ада 1401 г. от Хиджры (24 сентября 1981 г.). и «Бидайя ас-суль фи тафдыль ар-расуль» аль-‘Изз ибн ‘Абд ас-Саляма (закончил работу над этой книгой 24 зуль-хиджжа 1401 г. от Хиджры (22 октября 1981 г.). Во время работы над книгой «Бидайя ас-суль» шейх аль-Албани узнал о смерти своего любимого брата Мухаммада Наджи Абу Ахмада, который долгие годы поддерживал его и наиболее искренне к нему относился. В книге «Талхыс ахкам аль-джанаиз=Краткое изложение правил похорон» шейх пишет: «В прошлом году во время сезона хаджа 1401 года от Хиджры (октябрь 1981 г. — прим. Д.Х.) скончался мой старший брат. Его последнее деяние было благим, если угодно Аллаху. Находясь около столбов для бросания камешков (джамарат) в последний из дней ташрика, он сидел вместе со своими друзьями-паломниками. Как мне рассказал позже один из них, кто-то из сидевших подал брату стакан чая левой рукой. Тогда он сказал ему: «Брат мой, дай мне стакан правой рукой и не поступай вопреки Сунне!» или же он сказал что-то подобное. И не успел он произнести эти слова, как тотчас скончался. Да помилует его Аллах и соберёт нас и его вместе с пророками, правдивыми мужами, павшими мучениками и праведниками, которых облагодетельствовал Аллах. Как же прекрасны эти спутники!»

12 Ученики шейха оказали ему радушный приём. На лекции и семинары шейха в ОАЭ съехалось много студентов из соседних стран [Мухаммад аш-Шейбани. Хайят аль-Албани].

13 Когда исламские учёные прибывали в Катар они останавливались у шейха ‘Абдуллаха ибн Ибрахима аль-Ансари, который оказывал им радушный приём. Именно этот учёный оказал содействие шейху аль-Албани в получении катарской визы, поселил его в качестве почётного гостя в гостинице «аль-Ваха» («Оазис») и устроил по случаю его прибытия большой приём [‘Умар Наджи Мухтар. ‘Алляма Катар аш-шейх ‘Абдуллах ибн Ибрахим аль-Ансари: хаятуху ‘ильмийя ва джухудуху да‘вийя=Великий учёный Катара, шейх ‘Абдуллах ибн Ибрахим аль-Ансари: его жизнь в науке и усилия в призыве]. В Катаре шейх аль-Албани встретился с доктором Йусуфом аль-Кардави и шейхом Мухаммадом аль-Газали. [Мухаммад аш-Шейбани. Хайят аль-Албани]. Кроме того, в Дохе в присутствии ‘Абдуллаха аль-Ансари, Мухаммада аль-Газали и Йусуфа аль-Кардави у шейха аль-Албани состоялся научный диспут с главой шариатских судей Катара, шейхом ‘Абдуллахом ибн Зейдом Али Махмудом. Темой дискуссии, которая состоялась по просьбе шейха аль-Албани, был вопрос о Махди. Шейх аль-Албани попытался убедить шейха Абдуллаха в достоверности хадисов, которые передаются о Махди. Этот диспут завершился тем, что каждый из шейхов остался при своём мнении [Музаккарат аль-Кардави=Воспоминания Кардави].

14 В Кувейте шейх прочитал лекции и провёл уроки, которые были записаны на аудиокассеты (около 30). [Мухаммад аш-Шейбани. Хайят аль-Албани].

15 Шейх Мухаммад Ибрахим Шакра, заместитель министра в Министерстве по делам вакуфов и исламских святынь, имам мечети «Дар ас-Сафва» и советник регента Хасана ибн Талала, добился личной аудиенции у короля. Во время встречи он рассказал монарху о шейхе аль-Албани, его призыве и тяготах, которые он претерпел от невежд и завистников. По окончании аудиенции король Иордании распорядился дозволить шейху аль-Албани вернуться в страну [Исам Хади. Мухаддис аль-аср]. Интересные подробности возвращения шейха поведал Абу Исхак аль-Хувейни: «Ученик шейха, Мухаммад Ибрахим аш-Шакра…лично явился к королю Хусейну и попросил его впустить шейха Насируддина аль-Албани в Иорданию с условием, что он ни с кем не будет встречаться. Ему сообщили, что на дверях его дома должна быть сделана надпись: «Больше двух не заходить!» Это считалось несанкционированным скоплением людей! Более того, о встрече с шейхом необходимо было договариваться по телефону». Поначалу данное правило строго соблюдалось, однако затем этот запрет всё чаще игнорировался. По словам Абу Исхака аль-Хувейни, который побывал в Аммане в 1407 г. от Хиджры (1986-87 гг.), шейх аль-Албани пригласил к себе на ужин большую группу людей, около 25 человек. Когда они вышли, Абу Исхак обратил внимание шейха на табличку с надписью: «Больше двух не заходить!», — на что шейх тут же ответил: «Но ведь они вошли по двое!» Кроме того, шейху аль-Албани запрещалось давать уроки в мечети и у себя дома. Единственное, что ему было разрешено, это давать урок после ночной молитвы (иша) в доме одного из братьев. Дополнительные подробности ходатайства Мухаммада Ибрахима Шакры сообщил сам шейх аль-Албани: «Затем один из наших братьев Абу Малик [Мухаммад Ибрахим Шакра] и другие люди приложили усилия и связались с властями [в Иордании]. В итоге им удалось дойти до короля. Они разъяснили ему, что шейх не является революционером или политиком, он всего лишь религиозный деятель. В подтверждение они передали премьер-министру две полных коробки с моими книгами, сказав ему: «Это шейх». И тогда власти позволили мне въехать в страну». [Мухаммад Байуми. Аль-имам аль-Албани]. Следует отметить, что большую роль в возвращении шейха аль-Албани в Иорданию сыграли и другие авторитетные лица. За него ходатайствовали шейх Ибн Баз, о чём было упомянуто ранее, а также марроканский учёный, историк и дипломат ‘Абд аль-Хади ат-Тази (он был послом Марокко в Ираке с 1963 по 1967 гг. и был лично знаком с королём Иордании Хусейном).

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

  1. Али пишет:

    Ассаламу алейкум уа рохматуллохи ва барокатуху! Да воздаст вам Аллах благом! Очень большим интересом прочитываю. Мотивирует…

Написать комментарий

*